Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта. Новый сайт журнала Искусство доступен по ссылке: iskusstvo-info.ru
тенденции

Звезды

Когда тот или иной человек вольно или невольно становится звездой, он должен быть готов вести себя в соответствии с этим статусом и жить по жёстким законам. Художник может быть гениален, но, чтобы он превратился в звезду, необходима слаженная работа трёх институтов: рынка, музеев и медиа.


Ольга Свиблова
Директор Мультимедиа Арт Музея



   Звезда — это тот, кого узнают массы, и для получения этого статуса необходима массовая пресса, тиражирование образа и, если речь о художнике, звёздные произведения. Исторически это стало возможным с появлением массовой фотоиллюстрированной прессы, и первой звездой, первым человеком, кто наполнил смыслом это понятие, была актриса Сара Бернар. Она много и сознательно позировала фотографам, тщательно контролировала свой образ. Актриса создала своего рода алгоритм построения образа звезды. И уже по этим правилам созданы образы киноактеров, ставших настоящими Звездами с большой буквы. художники начинают приобретать звёздный статус во второй половине хх века. Именно в это время зарождается массовый рынок современного искусства, и чуть позже, в 80-х годах хх века — музеи современного искусства. Благодаря их усилиям, а также массовой прессе художник превращается в персонаж, происходит тиражирование его образа и массовое распространение его произведений. Игру со СМИ и сознательное тиражирование медийного образа одним из первых начинает Сальвадор Дали. И трудно сказать, что больше интригует публику, — его произведения или закрученные усы и частная мифология (художник и его муза Гала). Энди уорхол, создавший свою знаменитую «фабрику», использовал опыт Дали и голливудских кинозвёзд вполне сознательно. Не случайно фотографии самого уорхола — это фотографии селебрити. Он понимает, что собирая знаменитостей на «фабрике» и запечатлевая их на пленке, подтверждает свой собственный статус.Звёзды всегда тянулись друг к другу, их объединяет уровень и харизмы, и дарования, но благодаря Энди уорхолу появляется еще и отрефлексированная методика: звезда подкрепляет свой статус в окружении других звёзд. Вспомним книгу Михаила Шемякина первых лет его пребывания за границей: она заполнена фотографиями «Я и ...». Так русский художник осуществляет стратегию адаптации в чужой художественный контекст.
  Гилберт и Джордж вообще построили большинство своих произведений на собственных образах. Это гениальные художники, но, глядя на их работы, мы еще и бессознательно радуемся, узнавая самих авторов. феномен узнавания лежит в основе самого понятия звёздности. Поэтому в современном искусстве и существует дилемма: с одной стороны, мы ждем от звезды нового и неожиданного, с другой — знакомого нам. И только те художники, которым удавалось лавировать между узнаванием и новизной, долго удерживаются в звёздном статусе. Художник может быть гениальным, но, чтобы он превратился в звезду, необходима слаженная работа трех институтов: рынка, музеев и медиа. Поэтому в россии художники-звёзды начали появляться совсем недавно. К счастью, в последние годы появились и окрепли музеи, которые способны их поддерживать, развились медиа, и начинает работать художественный рынок. А без него представить звезду в том понимании, которое существует в Европе и Америке, невозможно. Я вовсе не уверена, что ценовой фактор всегда помогает нам при оценке художественной значимости произведений, однако мир устроен так, что коммерческая составляющая гипнотизирует людей, а феномен «звёздности», безусловно, близок массовому гипнозу. Когда тот или иной человек вольно или невольно становится звездой, он должен быть готов вести себя в соответствии с этим статусом и жить по жёстким законам. Кто-то выдерживает, у кого-то случаются нервные срывы, а у кого-то хватает энергетики, терпения и таланта приумножать свои возможности и превращаться в Мегазвезду, а у неё, конечно, есть преимущества, и главное из них — возможность привлечь внимание к результатам своего творчества. Однако цена, которую за это приходится платить, — острейший дефицит времени, главной привилегии человеческой жизни. Да и сама жизнь теряет личную составляющую и оказывается подчиненной законам публичной представленности. Все, кто так или иначе профессионально связаны с искусством, сознательно или бессознательно знают рецепты того, как стать звездой или создать звезду. Впрочем, к сожалению или к счастью, выигрывает только тот, кто нарушает эти законы. В конце концов в искусстве побеждает не правило, а исключение.


 

Каналы, по которым продвигают художников, самые обычные. Различаются инструменты.

Кристина Штейнбрехер-Пфанд 
арт-директор Венской ярмарки современного 
искусства Viennafair



   Самым простым подходом к определению фактора звёздности являются такие популярные показатели, как объёмы продаж или индекс популярности. При составлении арт-обзоров, в которых фиксируется «место» художника, обычно учитывают количество выставок, биеннале, в которых он принимает участие, присутствие его работ в коллекциях, его связи (галеристы, кураторы). Сейчас в этом рейтинге лидирует Энди уорхол, на 10-м месте — уильям Кентридж. Это не совпадает с отчётами о продажах. В 2011—2012 годах дороже всего была продана работа Жана-Мишеля Баскиа — 14,312,900 евро. Но слава или продажи совсем не обязательно всегда рядом. Есть много художников, имена которых не значатся в официальных отчётах о продажах или индексах популярности, но тем не менее они высоко ценятся определённой группой покупателей. Это не звёзды в смысле славы или ценовой категории, но они важны для своих ценителей, часто — многочисленных. Начиная бороться за продажи или славу, нужно помнить, что один-два хороших коллекционера могут сделать карьеру. у коллекционеров свой круг общения, и они склонны выбрать того художника, которого уже приобрёл его коллега. Мнению коллекционера он будет доверять больше, чем совету дилера. Для того чтобы стать успешным, необязательно быть социально активным, но очень поможет, если художник может объяснить свои работы и не стесняется общаться с людьми и приглашать их в мастерскую. Каналы, по которым продвигают художников, самые обычные — пресса, интернет, ТВ. различаются инструменты.Отправной точкой является произведение искусства, постоянным фактором — человек и его жизнь. За произведением искусства следует индивид и его история. Люди любят слушать рассказы о жизни других людей. Здесь всё то же самое. Современному искусству нужны звёзды, признанные и узнаваемые художники, которые делают значимое искусство. Это помогает привлечь внимание аудитории к искусству, к тому, что искусство важно, поэтому дилеры продают, кураторы и музеи делают хорошо посещаемые выставки. В основном публика поддерживает звёздные инициативы. Национальные арт-рынки могут существовать и без привязки к международному рынку. Художники могут быть высоко ценимы (в смысле стоимости работ и популярности) на национальном рынке, но при этом оставаться непризнанными на международном. От художника зависит, будет ли он бороться только за национальный рынок или за оба. В каждой стране есть несколько художников, которые важны и интересны, но не ценимы и не понимаемы в мире. Потерять статус звезды довольно легко. Нужно сделать несколько плохих выставок. Не продаваться по ожидаемым ценам. Потерять доверие коллекционеров и кураторов. Тем не менее, коллекционеры, которые покупают молодых художников, понимают, что не каждый сохранит свои позиции. В этом смысле нет никаких сюрпризов. 


Сейчас можно прослушать курс «Как сделать карьеру в арт-мире», научиться, как себя правильно вести с галереями и кураторами, где надо и не надо выставляться — всё приобрело характер технологии. Все ходы, в принципе, известны Энтони Гормли приводит к премьер- инистру коллег, чтобы обсудить свою точку зрения,и в этой ипостаси он, безусловно, выступает в качестве признанного лидера мнений.

Иосиф Бакштейн, директор Института проблем современного искусства,комиссар Московской биеннале современного искусства.


 Звёздный статус — это, с одной стороны, признание в профессиональном сообществе, с другой — успех на арт-рынке. Считается, что в прошлом критерием «большого художника» была не столько рыночная востребованность, сколько именно «величие». А с окончательной победой капитализма всё изменилось: коммерческая и некоммерческая составляющая творчества находятся в сложных и противоречивых отношениях. Вообще, изобразительное искусство — это единственная сфера, где всё делится на коммерческое и некоммерческое, кино, например, целиком коммерческое, а у нас всё время возникает оппозиция музея и галереи, биеннале и ярмарки. Сейчас рыночная ситуация в определении статуса художника даже начинает доминировать: Кабаков — главный русский художник, именно потому, что его работа была продана за шесть миллионов долларов, и это самая высокая цена на русское искусство. Да, окончательный приговор выносит история искусств, но понятие «звезда» относится к настоящему времени, а что будет завтра с любой нынешней звездой, трудно сказать. Я люблю говорить, что где-то между 1989-м, падением Берлинской стены, и 1991-м, годом распада Советского союза, закончилась эпоха Просвещения, закончилась эпоха больших художников. В этот момент симбиоз общественно-политического и художественного приобрёл совершенно другой характер. Сейчас можно прослушать курс «Как сделать карьеру в арт-мире», научиться, как себя правильно вести с галереями и кураторами, где надо и не надо выставляться — всё приобрело характер технологии. Все ходы в принципе известны. Надо просто приложить усилия и попасть в правильное место. Мы тоже обсуждаем это со студентами точно также, как это происходит в учебных заведениях на Западе. Чтобы считаться «лидером мнений», художник должен не только создавать первоклассые работы, но быть социальным деятелем. Как Энтони Гормли, например. Отличный скульптор — с блестящими идеями и отлаженным механизмом их воплощения, с целой системой производства объектов. При этом он персонаж, очень правильно интегрированный в британское арт-сообщество и британский истеблишмент. Например, он как‑то раз говорил мне, что озабочен проблемой художественного образования, и по этому поводу завтра встречается с Дэвидом Кэмероном. То есть Гормли приводит к премьер-министру коллег, чтобы обсудить свою точку зрения, и в этой ипостаси он, безусловно, выступает в качестве признанного лидера мнений, но также у него всё прекрасно и с репутацией, и с рынком, и он, разумеется, попадёт в историю искусства.





Удобная подписка на Ваш iPad или iPhone
новый номер

Журнала

_iskusstvo_N3_2017_cover_s.jpg
тема номера

Про природу

Тема природы оказалась вдруг одной из важнейших во всём мире. Резкий всплеск интереса художника к окружающей среде постулируется и в статьях газеты The New York Times, и в основном проекте Венецианской биеннале, и в программе Триеннале садов в датском Орхусе. Вероятно, дело здесь не только в том, что художники вдруг осознали, что мы находимся на краю экологической катастрофы, но и во внутренних процессах самого искусства.

Основан в 1933-м году и был первым в СССР периодическим изданием по изобразительному искусству и за годы своего существования приобрел большой авторитет, как у отечественных, так и у зарубежных специалистов и любителей искусства.

Искусство - ложь, которая делает нас способными осознать правду