Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта. Новый сайт журнала Искусство доступен по ссылке: iskusstvo-info.ru
архив журнала

Александр Шабуров

В какой-то момент эволюции у нас с моим напарником Мизным появилось штук десять зарубежных галерей. И одна из них в Пекине. С невыговариваемым названием и филиалом в Сеуле. С тех пор я побывал в Китае раз пять. Китайские друзья старались посвятить нас в свои иерархии: всякий раз они вели нас в какие надо галереи и показывали каких надо художников, — но мы в эти китайские иерархии не вникали и разглядывали что придётся. И если совсем кратко, то в Китае всего больше. В первую очередь поражают масштабы. Например, Запретный город Гундун (императорский дворец в центре Пекина), комплекс огромных пустых дворов- площадей: на первой можно уместить все известные мне древнеегипетские памятники, на второй — Московский Кремль, а всё это вместе размером с нью-йоркский Манхэттен. И небоскрёбов не меньше, чем на Манхэттене, вот только расставлены пореже. То же и с арт-рынком. Как описать этот масштаб? В Москве есть культурный центр ≪Винзавод≫, в нём штук десять галерей. Ещё столько же наберётся на Artplay и ≪Красном Октябре≫. В нью-йоркском районе Челси — примерно сотня. В Пекине тоже есть галерейный район, называется ≪798≫ — по номеру бывшего здесь военного завода, — и только там 380 галерей или около того. У нас один Валерий Кошляков умеет живописать с разбрызгами — а там в первой же галерее ты видишь десять таких. У нас только Дубосарский и Виноградов рисуют картины с поп-персонажами, и есть ещё кто-то в Питере; в Китае таких умельцев вагон и маленькая тележка. Плюс на каждом рынке можно купить дешёвые копии того же самого. Наше искусство развивалось революционно, в силу чего недавние навыки утрачивались. Актуальные вчера стили принимались сегодня поносить, будто умерших вождей. Вчера мы любили советскую эстраду, назавтра она — отстой, а вот КСП — это круто; через пару лет КСП — это отстой, а круто ВИА; ещё через пару лет — рок, ну и т.д. В академических вузах у нас учили, как рисовать, но не учили, для чего. Оттого в контемпорари арт пришли те, кто знал, для чего, но рисовать и лепить не умел. А всех умеющих считал ретроградами (исключения, конечно, имеются). А вот в Китае ни один период минувшей истории не отвергается. После смерти Мао ЦК КПК признал, что его наследие на тридцать процентов ошибочно, но на остальные семьдесят верно. И все художники там владеют ремеслом, всё укоренено в местных традициях. Если современный художник проделывает что-нибудь такое-разэдакое, за этим обязательно стоит многовековая национальная традиция. Во всяком случае, так об этом сообщается. Многие считают китайцев похитителями чужих копирайтов и копиистами, которые сами ничего придумать не могут. А китайцы не воруют; просто берут, что им нравится. Примерно как мы в СССР за ≪железным занавесом≫ копировали произведения малоизвестных нам западных художников и не считали это зазорным. Плюс у китайцев начисто отсутствует наш комплекс неполноценности перед Западом. Самая смешная иллюстрация —Национальный художественный музей в Пекине, где никакого некитайского искусства просто нет. Оно никому не интересно. Точнее, одна комната на всё иностранное искусство всё же имеется. Но очень маленькая. В нёй всего 10 картин: откуда-то попавшие сюда Дали, Брак, Пикассо и Энди Уорхол (по одному экземпляру) плюс подаренные московским Союзом художников Иван Лубенников, Наталья Нестерова, Ольга Булгакова, Дмитрий Жилинский, Юрий Васильев и кто-то там ещё.

Художник пишет не то, что видит, а то, что будут видеть другие