Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта. Новый сайт журнала Искусство доступен по ссылке: iskusstvo-info.ru
выставки

Выставочные залы Москвы

В июле 2013 года столичный Департамент культуры начал реорганизацию деятельности муниципальных выставочных залов. ­­С этой целью было создано объединение «Выставочные залы Москвы» (ОВЗ), в которое вошли 18 залов, изначально находившихся в районном подчинении. В конце 1980-х, когда только появилась сеть заведений с подобным статусом, их было 33 – по числу тогдашних районов города. Сейчас их меньше, хотя некоторые залы остались за рамками нового объединения. Те же, что в него включены, на протяжении всего последнего года переживают решительные перемены. Почему понадобилась это реформа, как она проходит и к чему должна привести, мы попросили рассказать нескольких руководителей ОВЗ.

Беседовал Дмитрий Смолев 



фотограф: Марк Боярский
Георгий Никич, главный куратор объединения «Выставочные залы Москвы»:


В институциональных превращениях, которые происходят под эгидой государства – в данном случае, города, – импульсы обычно идут с двух сторон. С одной стороны, это продиктовано появлением того, что можно назвать «культурной политикой». Подобные попытки были и в Перми, и в Санкт-Петербурге, и где-то еще в регионах – теперь они ощутимы и в Москве. Культура здесь была все-таки остаточным явлением даже в социальном спектре, но теперь ситуация стала меняться. Набралась критическая масса нового опыта, из-за чего происходит определенная перефокусировка. В том числе, пришло понимание, что культура избыточно сосредоточена в центре города и слабо связана с основной массой его жителей. Стало ясно, что она может и должна проникать во все сферы городской жизни.

Что касается выставочных залов, то среди них есть и такие, которые, безусловно, будут упомянуты в истории искусства. В перестроечные годы они немало поспособствовали самореализации художников – подразумевалась именно эта модель. Но исторический фон быстро изменился, и усилия большей их части перенаправились сначала на выживание, а потом на использование некоторых преимуществ феодального типа. С появлением в городе упомянутой культурной политики эта структура неизбежно привлекла к себе внимание. Надо было понять, каким образом она может превратиться в транслятора новых идей и представлений.

Залов довольно много, это своего рода сеть, расположенная в основном за пределами Садового кольца и сосредоточенная на презентации визуальных искусств. При этом целесообразность их существования в немалой степени была утрачена, даже если и имела когда-то место. У сотрудников не было желания расширять аудиторию, работать с разными группами населения. Главным содержанием деятельности залов было составление верной отчетности.

В объединение вошли 18 выставочных залов, которые прежде были отдельными юридическими лицами и, по сути, самостоятельными практическими единицами. Создать из этого набора по-настоящему единую структуру в один присест невозможно.
Во-первых, надо было определить содержание этого объединения. Альтернативой потребительскому, мелкотоварному характеру культуры, направленной на украшение быта, или элитарной нацеленности площадки на самовыражение того или иного художника, равно как и ряду других прежних моделей существования, должен стать такой тип модернизации, при котором экспертно апробированная, качественная культура может быть представлена самым разным зрителям, чтобы они могли освоить сложное как свое. Хотелось бы думать, что набор этих площадок – такая большая машина, которая работает на множество людей, но которая при этом из этого множества выделяет творческие силы и дает им новые горизонты возможностей.

Во-вторых, необходимо преодолеть герметичность выставочных залов. Должна возникнуть культура участия, активное взаимодействие с самыми разными институциями и людьми. Проекты могут выходить за пределы залов, работать в более широком масштабе. При этом приход новых кураторов и столкновение их с реальностью выставочных залов иногда бывает травматичным, это видно. Сила инерции огромна, поэтому важна постепенность модернизации. Тем не менее, очевидно, что единая сеть из 18 галерей способна стать суммарной силой, гораздо более эффективной, чем просто совокупность всех их по отдельности. Можно достигать совершенно нового качества, добившись взаимодействия между галереями.



Елизавета Фокина, генеральный директор объединения «Выставочные залы Москвы»:


Когда затевалось объединение районных выставочных залов, у Департамента культуры Москвы, как основного учредителя новой организации было как минимум две задачи. Одна – управленческая. Многие залы, входящие сейчас в эту структуру, появились в конце 1980-х годов и между собой никак не общались. Надо было понять, что за люди там работают, какая художественная политика там проводится и главное – может ли эта система управляться эффективно. Но за менеджерской задачей стояла еще одна, на мой взгляд, более существенная. Требовалось поднять качество «культурного продукта», создаваемого не столько в центре города, сколько в отдаленных уголках Москвы.

Мы исходили из того, что выставочные залы могут стать своего рода центрами культурных инициатив на периферии, агентами влияния. Поэтому для нас было важно, не забывая о выставках и не переориентируясь на клубно-досуговую деятельность, все же начать пользоваться возможностями крупной сетевой институции. Это особенно значимо в ситуации, когда российский арт-рынок просел, когда частные галереи работают не в полную силу. Объединение «Выставочные залы Москвы» способно поддержать ослабевающие процессы, помочь художникам, кураторам и заинтересованной публике не терять друг друга из виду. Мы сейчас пытаемся найти мультиформатные ходы, понимая, что монопродукты – отдельно магазин, книга или выставка – уже не проходят. В наших выставочных залах должны быть, кроме экспозиций, и другие вещи, цепляющие зрителя. Нам важно, чтобы посетители воспринимали эти пространства как свои, независимо от повода, по которому они тут оказались. Необходима лояльность местной аудитории, пусть даже ее части. За массовостью и всеохватностью мы не гонимся, но «своих» зрителей надо привлечь обязательно. В залах должны быть люди; не стоит делать выставки ради выставок.

Разграничения между залами по специфике определяются несколькими факторами: личными предпочтениями кураторов, приспособленностью пространств к показам того или иного рода, исторически сложившейся постоянной аудиторией. Два зала, галереи-мастерские «Варшавка» и «Сколково», должны вскоре поменять функцию и превратиться в арт-резиденции – пространство для творчества и жизни. Надеемся, что в перспективе там возникнет формат государственно-частного партнерства, это может быть совместный международный проект нескольких институций, важный для Москвы. Еще одно направление – это создание своеобразных продюсерских центров для районов. Оно представлено галереями-мастерскими «ГРАУНД Песчаная» и «ГРАУНД Ходынка» (Государственный районный университет народных дарований) с куратором Катей Бочавар и продюсером Юлией Бычковой, а также «Электромузеем. Ростокино» под руководством Алексея Шульгина и Аристарха Чернышева. Обе эти истории экспериментальные, мультимедийные и интерактивные, предполагающие вовлечение местных жителей. На базе галерей «Беляево» и «На Каширке» формируется направление, связанное с профессиональными образовательными практиками, сотрудничеством с художественными вузами и их студентами.

Совместно с детской художественной галерей «Изопарк» (филиалом галереи «Беляево») и Домом культуры «Академический» создается проект «АРТ-продленка» – инклюзивный художественно-образовательный центр для обычных детей и детей аутичного спектра, где будут развиваться арт-терапия музыка-терапия, драма-терапия, кинезо-терапия и коррекционная работа посредством различных художественный практик.

Работа с детьми и молодежью ведется и через современное искусство, культивируемое залами «Галерея XXI века», «Измайлово», «Богородкое». Вообще, молодые родители с детьми, люди среднего и старшего возраста– наиболее органичная и привычная для нас аудитория. Конечно же, хочется втянуть и работающее население, у которого всегда мало времени для досуга.

Еще одно направление – художественные практики в современном контексте – это галереи «МЕСТО на Тимирязевской» и «ЗДЕСЬ на Таганке». Сейчас мало кто занимается художественной экспертизой, атрибуцией и популяризацией русского искусства ХХ века. Усилий, прилагаемых музеями, явно недостаточно и мы тоже хотели бы внести свой вклад.



Сергей Сафонов, начальник отдела «Художественные практики в современном контексте» объединения «Выставочные залы Москвы»:

Реформаторам московской выставочной жизни не позавидуешь: они получили для преобразований запущенное хозяйство. Будучи до недавнего времени арт-обозревателем ряда изданий, знаю: значительное число принадлежащих российской столице выставочных площадок из года в год не давало поводов для их посещения – ни в качестве рецензента, ни в качестве зрителя. И это закономерно. Залы создавались в позднесоветское время, исходя из логики развития инфраструктуры даже не округов – их тогда еще не было, – а того или иного района. Отсюда результат: почти все городские залы плохо достижимы, так как расположены в глубине спальных кварталов, и уже потому чаще всего заведомо не претендуют на полноценное вхождение в столичный арт-контекст.

С другой стороны, зрителю нередко все равно, до какой степени неудобно расположен тот или иной очаг культуры. Вспомним, например, как в 1970-е ради того, чтобы увидеть «Зеркало» и другие фильмы Андрея Тарковского, горожане отправлялась на электричках в подмосковный поселок Малаховка, где почему-то эти ленты крутили без особой рекламы. Главное, посметь замахнуться на гамбургский счет – неважно, режиссер ты, художник или куратор. Когда четверть века назад создавался отдаленный от городского центра зал «Ковчег», его молодой кураторской команде было чрезвычайно важно не ограничивать свои амбиции присутствием «на районе», а войти в число лидеров выставочной жизни города. Главным оружием в борьбе за внимание публики стал, разумеется, выставочный репертуар – показ высококлассных коллекций, творческих наследий, интересных современных художников. И жители Тимирязевского района столицы от этого тоже не проиграли.

Статус городского зала не обязательно предполагает игру в поддавки – и с профессиональным сообществом, и с так называемым простым зрителем: мол, ну, что мы можем при нашем-то невыигрышном расположении... Важно формировать зрительские ожидания, не устраивая «паралимпийские состязания», не делая поправок на неудобное расположение выставочного пространства или камерность ожидаемой аудитории. Публика не станет вглядываться в административные подробности на афише, каким бы размером шрифта они ни были набраны. Главное – художественное качество, убедительность высказывания. Искушенный московский зритель, как правило, в состоянии обнаружить очковтирательство, имитацию искренности авторов и непрофессионализм кураторов. Нужно это учитывать и не прикрывать несостоятельность того или иного проекта его социальной значимостью.

Много лет в нашей стране поддерживался миф о «самом читающем народе» – а посмотрите, что наши соотечественники читают сегодня в общественном транспорте! Увы, нужно признать: во всяком – в том числе, и в российском – обществе есть стабильный процент потребителей каждого из культурных продуктов: кинофильмов, спектаклей, классической музыки… Если же доводить борьбу за посещаемость до абсурда, можно попытаться устраивать выставки, допустим, в московском метро – в час пик там чрезвычайно много людей.

30 Июня 2014 - 30 Октября 2014
Удобная подписка на Ваш iPad или iPhone
новый номер

Журнала

_iskusstvo_N3_2017_cover_s.jpg
тема номера

Про природу

Тема природы оказалась вдруг одной из важнейших во всём мире. Резкий всплеск интереса художника к окружающей среде постулируется и в статьях газеты The New York Times, и в основном проекте Венецианской биеннале, и в программе Триеннале садов в датском Орхусе. Вероятно, дело здесь не только в том, что художники вдруг осознали, что мы находимся на краю экологической катастрофы, но и во внутренних процессах самого искусства.

Основан в 1933-м году и был первым в СССР периодическим изданием по изобразительному искусству и за годы своего существования приобрел большой авторитет, как у отечественных, так и у зарубежных специалистов и любителей искусства.

Люди, которые ругают современное искусство, забывают, что любое искусство когда-то было современным